SPEAR'S Russia: Мастера искусства фальши

«Однажды он сделал такую крутую подделку, что полиция повязала того, кто сделал оригинал», – шутил комик Крис Рок. Но Виктория Ступина считает, что все серьезно.


В периоды экономических или политических потрясений со дна встревоженного общества поднимается всякая муть. К сожалению, это справедливо и для рынка искусства. Мошенники всех мастей изощряются в историях происхождения предлагаемых к продаже предметов. Вот «Эдуард Моне», доставшийся нынешним владельцам якобы из рук известного писателя. Вот сам маэстро Дега из собрания русского аристократа c письмом в потрепанном конвертике от потомков «предводителя дворянства в изгнании» о том, что все их детство прошло в созерцании этого шедевра в гостиной дедушки. Вот вихрь алого цвета на картине Архипова «из личной коллекции олигарха, чье имя ни в коем случае мы не можем вам назвать. Ведь никто не должен знать, что у него проблемы и он распродает собрание». А вот и целый набор импрессионистов, один другого краше, «из коллекции семьи Ротшильдов. Прямо со стены фамильного особняка». Выбирай что душа пожелает. Хочешь – Ренуар, хочешь – Писсарро. Чуть менее изящно, но все же интригующе звучат истории обнищавших бабушек – бывших муз и любовниц великих коллекционеров или самих художников. И сейчас эти жертвы пролетариата вынуждены отрывать от сердца вещи, в окружении которых прошла их молодость. Даже опытному консультанту иногда сложно бывает отказать себе в удовольствии погрузиться в ностальгические воспоминания Остапов Бендеров и прервать это словоблудие. Что уж говорить о неопытном коллекционере.

Чем экзотичнее и романтичнее биография предмета, тем больше шансов, что перед вами подделка. Вдумайтесь: шедевр мирового значения почему-то предлагается к продаже «эксклюзивно» через кого-то, кто имеет мало отношения к искусству. А теперь задайте себе вопрос: почему это уникальнейшее предложение делается именно вам? И только через вашего банкира? Почему так не повезло департаменту частных продаж крупнейших аукционных домов? И если даже владелец не хочет публичности, то чем ему не угодили матерые дилеры национального масштаба и кураторы частных коллекций? Они, как голодные акулы, кружат вокруг обладателей шедевров в ожидании одного из трех событий: банкротства, развода или смерти владельцев (нередко шедевры попадают на рынок по интересной цене в одном из этих случаев). И вполне логично, что дилеры смогли бы найти покупателя среди своих постоянных клиентов. Они как никто другой знают, кого может заинтересовать подобный предмет и, что немаловажно, кто в состоянии его себе позволить в конкретный момент времени. Ответ прост. Вероятность того, что перед вами подлинник, невысока.

Мы говорим о так называемых высококлассных фальшивках, от встречи с которыми вас не спасут ни многочасовые штудирования каталогов подделок, ни захватывающие исследования оригиналов подписей на полотнах любимого живописца в стенах крупнейших музеев.

Но возможно ли самостоятельно свести к минимуму риск ошибки? Да, но это потребует от вас внимания и времени, которые нужно посвятить подготовке. 

Прежде всего, задолго до начала покупок, начните изучать предмет в мельчайших деталях. В подробностях вникайте в технику и особенности создания произведений любимого художника. Полезно знать не только даты жизни и смерти автора, но и состояние его здоровья в разные периоды творчества. Возможно, предлагаемую вам картину художник якобы написал в период, когда он уже ослеп и пальцы его скрутила подагра. Какова манера письма этого художника? Какие у него любимые темы и принципы построения композиции? Где он традиционно ставил свою подпись? Какого она цвета и чем нанесена? Ставил ли дату создания? Какие материалы или холст каких размеров традиционно использовал в работе? Какие краски? Какие наклейки и штампы могут быть на обороте холста? Если это штамп музея, то были ли в его фондах работы этого художника?

Как можно больше смотрите на эталонные работы мастера в музейных фондах. Как только наберетесь достаточно опыта в сравнении множества картин одного автора и картин разных художников между собой, вы поймете, что каждый из них имеет собственный почерк даже на таких прозаических этапах процесса, как натяжка холста на подрамник. И чем больше этих особенностей вы знаете, тем сложнее вас будет обмануть. Вы также поймете, что один и тот же автор на разных этапах творческого пути мог менять присущие ему особенности. Но это, как правило, касается подписи, техники письма и используемых материалов. Есть, однако, некоторые этапы создания, в которых художники довольно консервативны. Например, та самая манера натяжки холста на подрамник. Если ему удобно делать это так, то он остается верен подобной технике всю жизнь. Это не часть творческого процесса, а скорее подготовительная процедура. А вот следы от вынутых гвоздей на подрамнике могут означать, что картину снимали с него для проведения каких-либо манипуляций.

На помощь вы также можете призвать и некоторые достижения технического прогресса. Например, ультрафиолетовый фонарик с определенной длиной волны. Под таким излучением позднее нанесенные подписи или более поздние вмешательства в оригинальное изображение светятся и как бы «плавают» на поверхности оригинального рисунка. Чтобы визуально скрыть несоответствие подписи или «добавок» в изображение, используются лаки, придающие всей поверхности зеленоватый оттенок. Поэтому если при взгляде на картину вам в глаза бросается общий зеленоватый тон, то это повод насторожиться. Работа может быть также покрыта лаком желтоватого оттенка, что придает ей антикварный вид. А особо изощренные мошенники вполне способны нанести на картину довольно убедительную пыль.

Ювелирная лупа со стократным увеличением поможет увидеть, что краска в подписи просочилась в трещины красочного слоя непосредственно под нее. А это значит, что изображение на картине высохло и потрескалось задолго до появления заветного росчерка.

В стремлении максимально прибли­зить фальшивку к оригиналу мошенники используют также внешние эффекты состаривания в оформлении работ. Подделки часто «одевают» в оригинальные рамы, чтобы подчеркнуть их старину и ценность. Вы найдете множество таких на любом блошином рынке в Европе. Убедитесь в том, что срез холста совпадает с границами этой рамы и тоже выглядит изношенным от времени, а не свежесрезанным. Часто и новые рамы изготавливаются с использованием специальной техники искусственного состаривания.

Фальшивую картину может сопровождать набор документов: экспертное заключение, независимая оценка, отчет о состоянии и т.п. Все эти бумаги тоже могут быть поддельными, поэтому по возможности проверьте их подлинность непосредственно у выдавших их экспертов, послав запрос о подтверждении. Если же экспертиза устарела и связаться с экспертами нет никакой возможности, сделайте повторную экспертизу у авторитетных специалистов. И помните: даже письменное заявление (сертификат) галереи или частного продавца о том, что вещь подлинная, – еще не гарантия. Обязательно получите заключение профессионального эксперта.

И обратите внимание на любые бумажки, приклеенные к оборотной стороне холста. Они или скрывают какие-либо манипуляции с картиной, либо приклеены туда, чтобы подтвердить какой-то из этапов ее лжебиографии.

Можно и дальше перечислять различные ухищрения. Но придется прерваться. Пора на встречу с полотном Айвазовского из тубуса, который был замурован в стене старинной усадьбы в Феодосии. Уже предвкушаю. 

Виктория Ступина, советник по искусству, основатель компании ARTCONSUL

Источник: SPEAR'S Russia #1-2(55)

http://pbwm.ru/articles/mastera-iskusstva-falshi

© 2020 by ARTCONSUL

ArtConsulHomePage.png